Технология психосемантического анализа, семантический анализ деятельности

Содержание статьи

На основании данных методики «Семантический анализ деятельности» можно сделать вывод

о про­фессиональной ориентированности человека и способности его к освоению определенной профессиональной сферы.

Социальное развитие человеческой психики

есть усвоение определенных психи­ческих функций как ориентировочной основы предметных действий. Роль ориентировки в психике выполняет слово — единица психической деятельности. Психологи­ческая сущность слова содержится в его значении. Значения в процессе жизнедеятельности индивида, соединяясь с чувственной тканью, образуют личностную смысловую структуру субъекта. Индивидуальность формирования чувственной ткани и физиологические особенности субъекта приводят к индивидуализации смысловой сферы человека. Формирование этой сферы и есть формирование ориентировочной основы действий, образующих деятель­ность человека, в которой соединяются ее операционная и мотивационная части.

Изучение и диагностика психической деятельности состоит в семан­тическом анализе смысловой сферы личности посредством анализа адекват­ности усвоения человеком понятий в процессе познания.

Операционная часть психической деятельности оценивается в ходе исследования процесса познавательной деятельности посредством оценки индивидуального темпа усвоения значений слов. Темп зависит от творческой индивидуальности ученика, от его предыдущего опыта и способности его усваивать информацию при помощи учителя, подражать ему и т.д.

Мы будем рассматривать мотивационную часть психической деятельности

которая анализируется при помощи САД в ходе оценки соответствия личностного смысла понятия общепринятому значению этого слова. В этом пункте обратим внимание на специфику данного соотношения, а также соотношения мысли, понятия и слова.

В самом общем виде с точки зрения психологии жизнь человека есть ни что иное, как процесс формирования понятий. Понятие представляет собой обобщенное значение предмета (объекта), включенного в деятельность людей. Внешним представлением понятия является слово. Слово обобщает существенные признаки предметов, сопоставляет их и, тем самым, является результатом суждений и умозаключений, то есть, результатом мышления. Наряду с основной функцией речи – обобщения ей также присущи: функции знака (сигнала), орудия мысли, средства общения, выявление свойств предметов, обозначение образа мысли, сама методика смыслообразования и другие.

Методика ТПА-САД, вторгаясь в область смыслообразования, способна диагностировать

направленность личности, смысл и мотив его деятельности. Общество в процессе своего ис­торического развития формирует общественно-значимые понятия, которые структурированы в научном знании в виде законов, правил, логики…; в искусстве — в виде образов и совершенных художественных форм; в быту и общении — в виде привычек, традиций, этических норм, юридических актов … и т.д. Мир понятий в социуме живет и развивается. Изменяется их содержание, формируются новые понятия. Причиной этих метаморфоз является изменение форм материальной и духовной деятельности людей. Каждая социальная среда, каждый слой общества имеет свое специфическое «семантическое поле», свое индивидуально-этническое, профессиональное, сленговое … наполнение. Человек, находящийся в том или ином социальном слое усваивает принятый для данного слоя понятийный аппарат. Как правило, именно так формируется индивидуальное смысловое поле. Кроме социальной среды на индивидуальное семантическое поле человека воздействует окружающий предметный мир, который воспринимается им индивидуально в силу субъек­тивности чувственной ткани личности.

Таким образом, взаимодействие человека с другими людьми и предме­тами в процессе жизнедеятельности

формирует личностную смысловую сфе­ру. Точки соприкосновения индивидуального и социального смыслового пространства находятся в социально обозначенных границах, коими являются значения слов. Общение между людьми возможно только при условии понимания ими смысла употребляемых слов, когда слово означает для различных участвующих в беседе индивидов один и тот же предмет. Но понятие не есть мысль. Это — образ мысли. А слово не есть понятие, так как оно в процессе мышления преобразуется в индивидуальное значение предмета, то есть, приобретает личностный смысл. «В такой речи, — писал В.Гумбольдт, — никто не принимает слово совершенно в одном и том же смысле, и мелкие оттенки значения переливаются по всему пространству языка, как круги на воде при падении камня. Поэтому взаимное разумение (…) в то же время есть и недоразумение, и согласие в мыслях и чувствах — в тоже время и разногласие». Однако понимание между людьми происходит вследствие того, что слова «трогают одни и те же кольца цепи умственных представлений и произведений мысли, попадают в один и тот же лад умственного инструмента, вследствие чего и происходит в каждом соответствующее, но отнюдь не вполне одинаковое понятие».

Таким образом, прямой и непосредственный семантический анализ рече-мышления, не в состоянии вскрыть сущность самого мышления и жизнедеятельности человека, так как мысль – это образ предметной деятельности, понятие – образ мысли, ее существенных признаков, а слово есть внешний звуко-смысловой элемент понятия. Производя такой анализ, мы можем приблизиться лишь к производной третьего порядка сущности, имея в виду — мышление, и четвертого порядка, имея в виду — жизнедеятельность. Отсюда понимание речи как непосредственного орудия мысли конкретного человека, по крайней мере, иллюзорно. Но иллюзорность эта относительна. По крайней мере, мы пытаемся догадаться насколько еще далеки от намеченной цели и представляем, что именно мы еще не знаем, а это уже многое. И мы сознательно идем по этому трудному пути, потому что он, как нам представляется, ближе всего к истине.

На данный момент мы уяснили, что формирование понятий социумом и индивидуумом не идентичны. Видимо исследование этих процессов следует производить отдельно. Прежде чем это сделать, определим, что существуют некоторые отношения между данными пунктами. Во-первых, социальное проявление деятельности отражается в форме мысли как в социуме, так и в сознании отдельного человека. Отсюда, понимание деятельности социумом отличается от индивидуального понимания, а значит, мышление как ее отражение тоже различается. Во-вторых, в результате отражения предметной деятельности и отношений формируется ее образ, который существует в речи в форме понятий (значений). Эти понятия закрепляются в языке посредством слов. Слова становятся образом понятий. Даже в социуме одни и те же слова обозначают разные понятия (жаргон, слэнг, профессионализмы и пр.), а одно и то же значение могут иметь различные слова. В-третьих, человечество посредством формальной логики пытается закономерно создать структуру понятийной сферы. Но даже в рамках этой абстракции, как только слова «опускаются» в коммуникацию, формальная логика искажается. В-четвертых, отдельный социальный индивид в силу специфики своего личностного развития понимает слово индивидуально. Он формирует на всем протяжении своей жизнедеятельности собственную понятийную сферу. Слова и их значения получают у него новую личностную смысловую окраску.

Учитывая перечисленные выше замечания, следует сказать

что общение и деятельность индивидов при различиях между значениями предметов и их личностным смыслом в процессе жизнедеятельности в абсолюте не возможны. «Так как назначение языка, — писал В.Гумбольдт, — служить выражением идей, то сравнение его с идеальной областью, по-видимому, надобно начинать с понятий и от них переходить к словам (…). Но при таком обратном ходе исследования встретилось бы необходимое внутреннее препятствие. С одной стороны, понятие, выражаясь в слове, перестает быть чистою идеею ума (…). С другой стороны, выставив чисто умственные категории, при первом покушении идти далее, замечаешь, что между самою ограниченною категорией и между понятием, как оно выражено формою слова, лежит непроходимая бездна (…). Поэтому логическая классификация понятий в языке не может иметь приложения».

Посредством чего же происходит соединение слов и их понятий? В истории психологии известны, по крайней мере, пять подходов к разрешению этой проблемы.

Во-первых, в Средние века (да и позже) существовало убеждение, что соответствие мысли слову есть промысел Божий (Зюсмильх, 1766). Изначально понятие, мысль и слово составляют единицу духа, вложенную человеку божественной силой.

Во-вторых, представление слова как единства внешнего – звука и внутреннего – понятия привело в начале Гердера, а затем и Гумбольдта к определению одного из возможных способов обозначения понятий как непосредственное звукоподражание самому обозначаемому предмету.

В-третьих, сходство впечатлений от предмета и со стороны звука привело исследователей к выводу о варианте подобия понятия и слова. Этот путь в психологии получил название символического (Гермес или философское исследование Универсальной грамматики Дж. Харриса, 1751).

В-четвертых, базисом соответствия слова и понятия было суждение о том, что в любом «языке, действительно, выражается целая система понятий (…). Слова нашей речи затрагивают всю ткань категории мысли: так, например, родительный падеж находится в связи с категорией целого и части, имя числительное, единственное и множественное число – с категорией единства и множества, залоги – с категорией действия и причины, наклонения и модальные частицы – с категориями действительности, возможности и необходимости, падежи, предлоги и времена глаголов – с категориями пространства и времени» (Всеобщая грамматика. Порт-Рояль, 1660; Ениш, 1796). То есть, в основу языка были положены логические законы. Однако замечено, что и «логические категории не составляют прямого и непосредственного содержания языка».

И, наконец, в-пятых, положенное В.Гумбольдтом в 1836 году в основу соотношения понятия и слова значение предмета деятельности для субъекта (социума) стало основным пунктом психосемантики. Позже Л.С.Выготский активно использовал этот аналитический подход Гумбольдта при разработке своей теории.

В рамках этого подхода Гердер и позже Гумбольдт исследовали важнейшую психологическую проблему формирования понятийной сферы человека – соотношение личностного смысла и значения предмета в жизнедеятельности людей.

Данное соотношение отражает особенность понимания индивидуумом функционирования предмета, обозначенного словом. Но функционирование предмета вообще, если оно не оптимально, есть пустой звук. Лишь оптимальное функционирование является истинным действием. Истинность, как правило, подкрепляется практикой, результаты которой с учетом времени фиксируются в «сознании» социума в виде истинных понятий, суждений, умозаключений.

Таким образом, истинное мышление не может относиться к конкретному человеку ввиду того, что не все «итоги» жизнедеятельности вообще могут уложиться в рамки жизни единичного субъекта. Поэтому субъект для «проверки истинности своего мышления» вынужден пользоваться опытом социума, который закреплен (с точки зрения мышления) в законах формальной логики и которая является образцом человеческого мышления на пути к истине.

Формальная логика, являясь идеальным отражением реальной

целесообразной практической деятельности людей, осуществляется в форме образования понятийной сферы человека. То есть, индивидуальная человеческая логика становится формальной логикой только в результате успешного осуществления практической деятельности.

Формирование понятийной сферы субъекта на основе законов формальной логики – суть «истинное мышление» человека, которое является результатом отражения реальной деятельности и обобщенной картины практического опыта.

Понятие, с одной стороны, — основная форма мышления (отражение индивидуального результата, суждений и умозаключений), а, с – другой, средство как определение (формирование структуры мысли) нормативности самого процесса индивидуального мышления.

На наш взгляд, изучение интеллекта человека включает исследование степени сформированности его понятийного аппарата. Утверждение об окончании формирования в основном понятийно-смысловой сферы личности к подростковому возрасту является спорным. Можно лишь согласится, что к этому этапу оканчивается усвоение содержания основных понятий, необходимых для зрелого функционирования субъекта в мире. Чаще всего вся жизнь человека является средством формирования индивидуальной картины личностно-смысловой структуры личности как «динамической смысловой системы».

В молодом возрасте усвоение понятий идет более интенсивно, особенно, когда человек включен в какую-либо обучающую систему, которая требует постоянного пополнения индивидуального арсенала понятий. Экспериментально это явствует из результатов, полученных при помощи метода ТПА-САД.

Степень сформированности понятийного аппарата отражает степень структурированности индивидуального мышления, степень и особенности профилирования мышления, а также содержание индивидуальной понятийной структуры и др.

Однако, исследование сформированности смысловой (понятийной) структуры как характеристики мыслительной деятельности индивида в соотношении с применением методов психосемантического анализа наталкивается на ряд трудных мест. Это, во-первых, указанные выше различия при сопоставлении слов, понятий и мыслительных процессов. Во-вторых, сложность принятия в качестве стимулов адекватных исследуемых понятий. И, в-третьих, возможность реанимации для анализа психических схем первичного усвоения понятий, «свернутых» в структуре мысли в форме навыка и опыта.

Перечисленные трудности являются больше трудностями методического инструмента и технологии анализа, чем результатом теоретических упущений.

Таким образом, подводя итог теоретическим исследованиям, определим, что концепция технологии САД заключается в выявлении степени и направленности понятийно-смысловой сферы испытуемых в процессе сопоставления индивидуального понимания слова-стимула и его функционального значения при помощи отработки формально-логических схем-заданий, имеющих оптимальные и альтернативные ориентиры.

В качестве инструмента исследования особенностей структуры понятийно-смысловой сферы человека применялась

технология психосемантического анализа, сущность которой заключается, как сказано выше, в сопоставлении индивидуальной понятийной структуры с объективной формально-логической структурой мышления. Предъявляемые слова-стимулы при помощи схемы формально-логического анализа сгруппированы в нормативные классы. Адекватное отнесение испытуемым определенного слова-стимула в соответствующую группу по нормативному критерию сигнализирует о том, что стратегия формального мышления, который отражает данный стимул, усвоена верно. Чем больше «освоенных» стратегий формального мышления имеет место в результате, тем выше оценочный балл, и тем качественнее структурировано мышление испытуемых.

Критериями оценки степени сформированности объективной (и опосредовано индивидуальной) структуры понятийной сферы являются виды формальной логики, изображенные на схеме в первой графе «Вид понятия»(Рис.7).

Наименование комплексного критерия анализа понятийной структуры субъекта (вид понятия).

Содержание

комплексного критерия

Психологическая интерпретация результатов анализа понятийно-смысловой структуры индивида
Пустое понятие Понятие, которому не соответствует ни один предмет объективного мира (теплород, круглый треугольник…) Способность человека выявлять несуществующие объекты, свойства и признаки их, очерчивая тем самым границы реальных объектов (ограничение реальных объектов)
Отрицательное конкретное понятие Понятие о признаке, не присущем предмету, или фиксация отсутствия какого-либо признака у предмета (не-машина…)
Абстрактное непустое понятие Понятие о свойствах объектов (мужество, красота – общие понятия; красота Волги – единичное понятие…) Способность человека выявлять свойства объектов
Относительное   конкретное понятие Понятие, имеющее в своем содержании признак, фиксирующий отношение между предметами объективного мира (вождь, сын …) Способность человека выявлять отношения между объектами

Регистрирующее множественное понятие

 

 

 

 

Понятие, которое имеет в своем содержании признак регистрирующий ответы на вопросы Где?, Когда?, Какой? (место, время, имя). Причем, в первом случае, множественность определяется численностью, во втором, присутствует признак объединения в функциональную группу единичных объектов. И, в третьем, признак множественности вообще отсутствует. Способность человека выявлять обобщающие родо-видовые признаки объектов
Регистрирующее единичное собирательное понятие
Регистрирующее единичное не собирательное понятие

Открытое всеобщее

понятие

Понятие, которое, во-первых, не содержит признака ответов на вопросы Где?, Когда?, Какой?, а, во-вторых, соотносится с другими понятиями как родовое. То есть, не является часттным видом более общего понятия (жидкость, фигура….) Способность человека классифицировать объекты по родо-видовым признакам

Открытое особенное

(частное) понятие

Понятие, которое не содержит признаки регистрации (отсутствие признаков места, времени и имени), и имеет определенную степень признаковой общности предметов (человек, вода…)

Рис. 8. Содержание и психологическая интерпретация комплексных критериев семантического анализа понятийно-смысловой структуры.

В качестве стимульного материала в методике САД

для оценки комплексных критериев используются понятия (по два слова-стимула), подобранные по методике, основанной на представлении о привычности, дифференцированности и равночастотности употребления их в речи (Д.Кэттелл, Л.Постмен, Р.Соло­мон, М.Хауес).

Таким образом, анализ понятийно-смысловой структуры мышления субъекта при помощи технологии ТПА-САД осуществляется по пяти критериям, которым соответствуют пять основных стратегий мышления человека: ограничение реальных объектов и их признаков, выявление свойств объектов, их обобщение и дифференциация, выявление родовидовых признаков объектов, выявление и дифференциация отношений между объектами, классификация объектов по родовидовым признакам. Эти стратегии и оцениваются при помощи ТПА-САД.

Оценка стратегий мышления осуществляется профилировано. То есть, слова-стимулы (понятия) представляют определенные семантические сферы, кото­рые отражают специфический вид деятельности, то есть индицирует направленность испытуемого на ту или иную профессию. Например, в процессе диагностики особенностей мышления при помощи ТПА-САД используются два слова-стимула, один – технический термин, а другой — сугубо гуманитарный. И, если умственные операции с техническим термином происходят быстрее и продуктивнее, то делается вывод о том, что данный испытуемый склонен к технической области деятельности.

Диагностика осуществляется при помощи схемы ориентиров,

помещенных в задании, испытуемые осуществляют логическое определение слов-стимулов. Работая со схемой ориентиров, где имеется также и логическое решение задачи (оптимальные ориентиры), обследуемые как бы «накладыва­ют» свое смысловое поле (личностный смысл) на логические (обществен­но-значимые) формы. Выбирая адекватные ответы, испытуемые тем самым выделяют ту семантическую область (откуда взято понятие слово-сти­мул), отражающее определённую сферу деятельности. Поэтому, видимо, правомерно делать выводы о возможности выявления личностной направленности, мотивации испытуемых или профессиональной ориентированности.

Таким образом, основываясь на идеях Л.С. Выготского о «зоне ближайшего развития», как характеристике способности человека к усвоению информации и определенных действий, можно сделать вывод о возможности при помощи ТПА-САД осуществлять, во-первых, оценку темпа усвоения информации человеком. Во-вторых, специфика стимульного материала дает право на базе семантического анализа диагностировать мотивацию испытуемых.

Практическое применение в течение более 12 лет методики САД на выборках,

различающихся, как по возрасту, житейскому опыту и полу, так и по специальностям и уровню профессионализма, дает нам право подчеркнуть наличие некоторых экспериментальных фактов, которые характеризуют данную тест-технологию с точки зрения содержательной и концептуальной валидности.

Первый факт. Процесс приобретения опыта (жизненного, социального, профессионального) в ходе обучения идет посредством формирования стратегий мышления и образования индивидуальной смысловой сферы (понятий). ТПА-САД фиксирует высокий процент совпадений личностных смыслов и значений объектов (от 40 до 60%).Здесь наблюдается процесс разворачивания интериоризации и нам представляется, что методика способна регистрировать его признаки.

Второй факт. У взрослых людей мыслительные функции формирования понятийной сферы свернуты в их опыте и поэтому не осознаются. Методика сигнализирует о том, что процесс интериоризации всё же продолжается (20-34%), но менее активно, переходя на интуитивный, творческий или алгоритмический уровень.

Третий факт. Существуют различия в уровне и специфике процесса образования личностных смысловых структур (понятийной сферы), которые зависят от принадлежности человека к той или иной профессии. У профессий алгоритмизированных и требующих меньших затрат для творческого решения профессиональных задач (охранники, операционисты, бухгалтеры, военнослужащие и др.) (до 30%) этот процесс угасает значительно быстрее, чем у представителей творческих профессий (детективы, психологи и др.) (до 60%). В зависимости от специфики профессиональной деятельности меняется также и структура стратегий формирования индивидуального смыслового пространства.

Четвертый факт. Предыдущая тенденция сохраняется и при анализе возрастной динамики внутри определенной профессии. Жизненный опыт и профессиональная деятельность формируют определенный алгоритм умственных действий человека. В относительно постоянных условиях специалист с возрастом сокращает (сворачивает) свою познавательную активность, особенно, если она выходит за профессионально необходимые рамки, тем самым замедляется и сам процесс формирования понятийной сферы. Вот, что происходит, например, с показателями формирования понятийной сферы с увеличением возраста испытуемых. Если у молодых людей (младше 25 лет) продуктивность формирования понятийной сферы достигает 37%, то у людей в возрастных рамках 30 лет она составляет 36%, у 35-ти летних – 33%, у испытуемых старше 35 лет – падает до 31%. Эти данные вполне сопоставимы с результатами аналогичных экспериментов в профессиологии, психологии труда, психологии развития, дифференциальной психологии, где отмечается, что многие тесты оценки усвоения профилированной информации на этапе исследования людей зрелого возраста незначимо или даже отрицательно соотносятся с показателями успешности профессиональной деятельности и возрастом.

Теперь насколько слов о конструктной валидности ТПА-САД.

Конструктная валидность показывает насколько результаты методики мо­гут рассматриваться в качестве меры некоего теоретического конструкта – фактора или свойства (А.Анастази, 1982). Тест САД сконструирован для ди­агностики операционной и мотивационной частей психической (ориенти­ровочной) деятельности индивида. То есть, в результате обследования в рамках нашей темы можно выявить и оценить два психологических фактора. Это — фактор технической направленности испытуемых (Т), который оценивается посредством подсчета адекватно отработанных понятий, представляющих техническую сферу (Е.А.Климову, 1974) и ­фактор гуманитарной направленности испытуемых (Г), который регистрируется посредством подсчета адекватно отработанных понятий, представляющих гуманитарные сферы жизнедеятельности. В результате корреляционного анализа с использованием коэффициентов контингенции и ассоциации выявлена значимая (p ≤ 0.05) статистическая зависимость между фактическим проявлением в деятельности и показателями методики САД технической и гуманитарной мотивации испытуемых. В этом случае коэффициенты корреляции достигали уровня от 0.6 до 0.9, что поз­воляют судить положительно о валидности методики ТПА-САД по крите­рию направленности познавательной деятельности субъекта, как метода выявления мотивации поведения человека.

Таким образом, в качестве заключения следует сказать, что тема мотивации поведения субъекта остаётся открытой в методологическом и методическом преломлении. Как могли убедиться ранее, признаки мотивации поведения системны. Их иерархия, разноплановость и степень осознания предполагает адекватную методическую вооружённость психолога для валидного исследования. Первичным уровнем анализа является вскрытие осознанных, вербализованных мотивов. Второй уровень предполагает диагностику осознанных, но скрываемых субъектом мотивационных составляющих. И, наконец, третий, наиболее сложный этап, касается выявления и оценки подсознательных областей детерминации поведения человека.

Администратор

Информационный психологический ресурс. Тесты онлайн, книги по психологии, методики для психологов, словари терминов, собрание лекций и статей. Поиск рефератов.

Читайте также:

Добавить комментарий