Национальное самосознание

Национальное самосознание — осознание людьми своей принадлежности

к определенной социаль­но-этнической общности и ее положения в системе об­щественных отношений.

Национальное самосознание проявляется

в идеях, взглядах, мнениях, чувствах, эмоциях, настроениях и выражает содержание, уровень и особенности представ­лений членов нации о:

  • своей определенной идентичности и отличии от представителей других общностей о национальных ценностях и интересах;
  • истории нации, ее нынешнем состоянии и перспек­тивах развития;
  • месте своей социально-этнической общности во внутригосударственных, межгосударственных и меж­национальных отношениях.

Отличают как рациональные компоненты националь­ного самосознания

(собственно осознание своей принад­лежности к нации), так и эмоциональные (напр, сопе­реживание своего единства с другими членами социаль­но-этнической общности). Национальное самосознание является важнейшей составной частью,’основой нацио­нального сознания.

Национальное самосознание существует

не только на уровне индивида, но и над личностью, в том числе в объективированных массовых формах общественного сознания: в языке, в произведениях народного творче­ства и профессионального искусства, научной литерату­ре, нормах морали и права и т.д.

Интенсивность проявления национального самосоз­нания у отдельных представителей этнической общнос­ти далеко не одинакова. Частично или полностью им не обладают дети. У взрослых членов этноса, как прави­ло, оно ослаблено в тех случаях, когда они не имеют контактов с представителями других этнических общ­ностей.

В таком положении чаще всего оказываются сельс­кие жители, у которых может преобладать локальное или региональное самосознание.

В политическом плане национальное самосознание может играть двоякую роль.

Во-первых, это может быть прогрессивный процесс. Такое положительное развитие возможно лишь при условии того, что национальное самосознание не пойдет по пути собственной абсолюти­зации и не станет особого рода «сверхценностью», не закроет для представителей этой общности иных воз­можностей и перспектив развития сознания, не ограни­чит его только осознанием своей национально-этничес­кой идентичности.

В противном случае, во-вторых, развитие националь­ного самосознания может обернуться своей противопо­ложностью — сведением ценностно-смысловых струк­тур сознания к низшим уровням, отрицанием ценнос­тей, принадлежащих общностям более высокого поряд­ка — например, общечеловеческих, сведением сознания до узких рамок клановых, феодально-племенных, рели­гиозно-националистических или расистских идейно-по­литических взглядов.

Вспышки последней тенденции имеют место в различных регионах и республиках быв­шего СССР. Конфликты и вооруженная борьба в Нагор­ном Карабахе, Южной Осетии, в Грузии, Таджикиста­не, война в Чечне -— подтверждение той же тенденции.

Нельзя сбрасывать со счета и территориальные при­тязания.

Особенно важно анализировать национальное самосознание правящей элиты и тех социальных групп, которые находятся у власти и которые оказывают вли­яние на других представителей этнической общности, используя их национально-психологические особеннос­ти.

Вот как, например, один из руководителей фашист­ский Германии, Кейтелъ, писал в предсмертной запис­ке в камере: «Традиция и особенно склонность немцев к подчинению сделали нас милитаристской нацией», (см. Полторак А.И. Нюрнбергский процесс. — М., 1969.— С. 232).

Еще один военный преступник, Кранк, высказал мне­ние, что «…немецкий народ действительно женственен в своей массе. Он такой эмоциональный, такой непос­тоянный так преклоняется перед мужеством и так зависит от настроения и окружения, что поддается вну­шению. Вот в этом… и заключается секрет гитлеровс­кой власти.» (см. Полторак А.И. Нюрнбергский про­цесс. — М., 1969.— С.71).

При анализе истоков проявления национального са­мосознания

часто прослеживается тенденция: искаже­ния в национальном самосознании у правящих кругов имеют самые негативные исторические последствия. Причем, эти искажения предшествуют возникновению истерии национализма в стране. Это относительно точ­ный признак прогнозирования социально-психологичес­ких и иных изменений в стране.

В силу этого изучение национального самосознания является важной задачей тех сил, чьи усилия направлены на обеспечение бескон­фликтного общественного развития. Установки, стерео­типы национального самосознания не всегда совпадают с реальным положением дел.

В настоящее время особенности национального самосознания

(как составной части национального характе­ра) стали предметом специальных исследований. Так, по мнению английского социолога Спотта В.И., анг­личане выделяют у себя такие черты национального характера и установки, как склонность к компромис­сам, юмор, способность к организации.

В то же время в национальном самосознании англичан как бы вытесне­ны такие качества, как склонность к традициям, комп­лекс превосходства над другими и другие черты, кото­рые подмечаются представителями других наций.

В на­циональном самосознании арабов нередко присутствует недоверие друг к другу. В силу этого европеец порой с большим успехом добьется взаимопонимания с арабом, чем арабы между собой, так как они друг другу доверя­ют меньше. В национальном самосознании американ­цев особое место занимает демократия, свобода, право на неподчинение.

Национальное самосознание проявляется и в отно­шениях к другим нациям.

Там, где между двумя этни­ческими общностями складывались отношения сотруд­ничества, вырабатывалась в основном положительная установка в отношениях друг к другу, предполагающая терпимость к существующим национальным различи­ям. Если отношения между народами были далекими, не затрагивающими их жизненных интересов, эти наро­ды могли быть не настроены враждебно друг к другу, но могли и не питать друг к другу особой симпатии.

Иное дело, когда народы длительное время находи­лись в состоянии конфликта и вражды. Тогда выраба­тывалась в основном враждебная психологическая ус­тановка. Вот данные социально-психологических иссле­дований на этот счет, опубликованные американским журналом «Тайме Мирроу Сентр» в 1991 году.

По дан­ным этого исследования, поляки ненавидят немцев, те отвечают им взаимностью и, в свою очередь, пренебре­гают обществом турок. Французы не любят североаме­риканцев, русские и украинцы недолюбливают азербай­джанцев.

В Европе наиболее отвергаемой является эт­ническая группа цыган: их активно не любят большин­ство чехов, венгров, немцев и испанцев. При этом раз­ница в образовании респондентов, имущественное, клас­совое положение не играют особой роли.

Все эти предубеждения предопределены исторически­ми,

психологическими факторами и прочно вошли в со­знание и установки людей. В центральной и восточной Европе национальные предрассудки питаются возник­шими в прошлом взаимной враждой и территориальны­ми спорами.

Самой непопулярной группой в Польше являются немцы. В то же время около половины нем­цев с неприязнью относятся к полякам. Венгры не лю­бят румын и арабов, а в Словакии эти же чувства про­являют к венграм.

Администратор

Информационный психологический ресурс. Тесты онлайн, книги по психологии, методики для психологов, словари терминов, собрание лекций и статей. Поиск рефератов.

Читайте также: